Лечение гамма-ножом: передовые технологии будущего уже сегодня


Лечение гамма-ножом: передовые технологии будущего уже сегодня

Одним из самых современных методов в хирургии считается радиохирургическое лечение. Установка Гамма-Нож (Gamma Knife) предназначена для стереотаксической радиохирургии при лечении патологических изменений головного мозга. Лечение при помощи такой установки успешно применяется при диагностировании злокачественных и доброкачественных опухолей, внутричерепных образований и аномалий сосудов различного происхождения. Применяется этот метод далеко не первый год. Сегодня его успешно применяют для лечения подобных заболеваний по всему миру. Есть установка гамма-нож в Санкт-Петербурге и Москве в Бурденко – вам нужно просто обратиться в нашу компанию.

   

В каких случаях используется такая процедура?

Передовое лечение гамма-ножом – это процедура, которая идеально подходит в тех случаях, когда невозможна обычная нейрохирургическая операция, чаще всего, тогда, когда опухоль расположена в глубинных отделах мозга. При использовании данного медицинского оборудования врачу не приходится рассекать ножом голову пациента, поскольку точно сфокусированные лучи гамма ножа направлены точно на ту область мозга, которая и требует лечения. Самые успешные операции происходят в тех случаях, когда происходит удаление опухолей размером не больше 3-х см.

ЦЕНЫ НА ОПЕРАЦИЮ ГАММА-НОЖ — ОТ 198 000 РУБЛЕЙ. ИМЕЕТСЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛУЧЕНИЯ КВОТЫ

Целенаправленная операция гамма-нож используется при лечении следующих заболеваний:

  • мальформация;
  • менингиома;
  • болезнь Паркинсона;
  • невралгия тройничного нерва;
  • невриномы слухового нерва;
  • метастазы в мозгу;
  • опухоли головного мозга, гипофиза, турецкого седла;
  • аневризмы сосудов;
  • краниофарингиома;
  • глиальные опухоли;
  • хордома
  • герминома;
  • гемангиоперицитома;
  • артериовенозная мальформация
  • кавернома;
  • невралгия троичного нерва;
  • эссенциальный тремор
  • височная эпилепсия

и органов:

  • молочная железа;
  • ЛОР-органы (посредством облучения гамма-ножом);
  • головной мозг.

Радиохирургическое лечение Паркинсонизма (болезни Паркинсона) производится не только с помощью гамма-ножа, но и с помощью установки кибер-нож.

Что нужно сделать для такой операции?

После того, как вы обратились в клинику гамма-нож и ознакомились с предлагаемыми услугами, необходимо будет пройти следующие этапы:

  • подробную консультацию у специалиста;
  • диагностические исследования – ангиография, МРТ или же КТ;
  • разработку при помощи современных и высокотехнологичных компьютерных систем подробного плана лечения.

Только потом будет проведена операция на установке гамма-нож.

Добавим, что такая операция является признанным золотым стандартом среди всех известных методов радиохирургического лечения, поскольку обладает определенным рядом преимуществ, которые свойственны только лишь методам именно радиохирургии: это и небольшие размеры очага патологии; и отсутствие рисков, сопровождаемых хирургическое вмешательство; и одномоментность. И высокая степень комфортности.

Где можно найти гамма-нож клиники в России

Немногие города России могут похвастаться тем, что имеют специализированный центр гамма-нож – мы поможет вам пройти обследование и лечение в такой клинике. Наша компания уже несколько лет успешно занимается организацией лечения у самых разных специалистов. В некоторых клиниках есть установка гамма-нож, в Петербурге это специализированные онкологические центры.

По статистике, ежегодно лечение с помощью гамма ножа во всем мире применяется для 65 тысяч человек. Даже если вы живете на другом краю нашей страны, мы поможем пройти диагностику и лечение с помощью такой установки в Петербурге или в лучших европейских профильных госпиталях.

Вам нужно просто позвонить в нашу компанию – и менеджеры подробно расскажут об установке гамма-нож, стоимости такой операции и всех необходимых действиях с вашей стороны. Обращайтесь к нам – и будьте здоровы!

Вас также могут заинтересовать:

  • Методы лечения лейкоза в России
  • Лечение ДЦП в России
  • Лечение опухоли головного мозга
Источник: MedSouz.org

Лечение рака в Швейцарии

Лечение рака в Швейцарии ¦ Гамма-нож в Швейцарии

Еще несколько лет назад врачи для того чтобы добраться до опухоли обязаны были делать трепанационное отверстие в черепе, вводить в мозг инструменты, удаляя таким образом злокачественное новообразование. Очевидным минусом такой операции являлось то, что кроме зараженных страдали еще и здоровые ткани мозга. Потому пациент, спасенный от опухоли мозга, после оперативного вмешательства становился парализованным, побочным эффектом могла быть эпилепсия.

На сегодняшний день использование Гамма Ножа дало возможность швейцарским врачам удалять опухоли без скальпеля, не повреждая здоровые участки такого важного органа как мозг.

Гамма-нож применяется для лечения мозговых расстройств, а также удаления великого множества разных доброкачественных и злокачественных новообразований головного мозга без крови и применения скальпеля. Постоянный прогресс в области технологий в Швейцарии позволил вывести лечение Гамма Ножом на новый уровень, используя этот инструмент при лечении рака, удалении опухоли головного мозга и прочих онкологических заболеваниях. Уже сегодня можно сказать о чрезвычайной эффективности методики: при помощи аппарата Гамма Нож во всем мире было вылечено более 500 000 человек. Рассмотрим более детально этот чудесный инструмент.

Хирургия без скальпеля с применением Гамма Ножа в Швейцарии

Гамма Нож является весьма эффективным и точным аппаратом, который использует излучения для удаления и лечения разнообразных опухолей. Часто метод с применением такого инструмента называют радиохирургией. Врачи онкологических клиник Швейцарии, применяющие этот метод, могут точно сосредоточить излучение, не затрагивая никоим образом окружающие здоровые ткани.

Множество различных исследований дает весьма устойчивые показатели эффективного лечения. К примеру, локальный контроль говорит о том, что позитивный исход лечения новообразований головного мозга превышает примерно 85 процентов. Нужно отметить, что аппарат не оснащен ножами либо лезвиями (несмотря на такое название), потому что процедура радиохирургии имеет настолько точный и качественный эффект в целевой зоне, что такие результаты рассматривают как «хирургические».

Кровотечение либо разрезы при такой процедуре отсутствуют, также к преимуществам использования нужно добавить минимизацию риска осложнений. Использование трёхмерности, высокой степени мобилизации больного и автоматизированного планирования сводит к минимуму влияние излучения на здоровые ткани мозга. Главное отличие Гамма Ножа от обычной лучевой терапии заключается в том, что на новообразование действует несколько пучков радиации. При традиционной лучевой терапии врачи используют лишь один пучок.

Существует примерно двести источников кобальта-60, которые загружены в пределы лечебного блока. Пучок излучения очень слаб, нужно отметить, что повредить нормальную ткань он никоим образом не сможет, однако когда пучки сфокусированы точно в цель, объединяясь, то этого вполне достаточно для лечения опухоли. Многие швейцарские нейрохирурги в процессе долечебного онкологического обследования применяют вместо нескольких доз КТ сканирования одно изображение МРТ. Делается это для установления опухоли в виде мишени, чтобы в будущем провести лечение Гамма Ножом.

Применяется технология в том случае, если пациент не нуждается в срочном хирургическом оперативном вмешательстве.

Гамма Нож используют при следующих заболеваниях головного мозга:

  • гемангиобластома;
  • гломусные опухоли;
  • аденома гипофиза;
  • менингиома;
  • герминома;
  • пинеалома;
  • глиальные опухоли, к которым относят астроцитому, глиому и мультиформную глиобластому;
  • невринома;
  • гемангиоперицитома;
  • множественные, а также одиночные метастазы;
  • краниофарингиома;
  • хордома;
  • акустическая невринома (повреждение слухового нерва);
  • пинеалома.

К сосудистым поражениям головного мозга относят каверному, гемангиому и АВМ (артерио-венозные мальформации).

К функциональным нарушениям головного мозга относятся:

  • височная эпилепсия;
  • болевой синдром при таламическом синдроме, а также при поражениях костей осевого скелета метастазами;
  • невралгия тройничного нерва. Важно отметить, что при хирургическом лечении этого заболевания наблюдается потеря чувствительности. Все дело в том, что нерв несет в своем составе вегетативные и чувствительные волокна, при уничтожении которых обмен в тканях, иннервирующих нервом, нарушается. Гамма Нож не разрушает волокна, нейтрализуя источник боли, поэтому чувствительность в случае использования этого метода лечения не пропадает;
  • многоочаговая эпилепсия.

Меланома сетчатки и прогрессирующая глаукома относятся к поражениям глаз. Лечение всех вышеперечисленных заболеваний проводится в клиниках Швейцарии при помощи Гамма Ножа.

Противопоказания к применению Гамма Ножа:

  • повышенное внутричерепное давление;
  • превышение максимального размера опухоли для данного метода лечения (30 мм, исключением являются артерио-венозные мальформации);
  • наличие острых симптомов сдавливания мозга;
  • тяжелое декомпенсированное состояние пациента.

Процедура операции с использованием аппарата Гамма Нож

Процедура начинается с того, что на голове больного фиксируют стереотаксическую раму.

Стереотаксический эффект представляет собой точное позиционирование действия в 3D пространстве. Стереотаксическая рамка позволяет получить трехмерное изображение мозга, а также полностью обездвиживает голову больного. Это обеспечивает высокую точность при доставке и ориентации излучения. Процесс похож на фотосъемку камерой с использованием жесткого штатива, по сравнению с фото с рук обычным фотоаппаратом. Делают это под местной анестезией с использованием специальных шипов. Затем швейцарские врачи проводят диагностические исследования, к которым относятся КТ и МРТ, а иногда и ПЭТ. С этой целью применяются локалайзеры, которые надеваются на стереотаксическую раму. Локалайзеры дают возможность обеспечить привязку между координатами рамы и томографическими координатами.

После этих манипуляций на основе полученных ранее изображений, при помощи компьютерной системы планирования облучения швейцарские специалисты создают план лечения. Этот план передается установкой на пульт управления. Осуществляется планирование путём выбора числа.

Стоит отметить, что отзывы о новом аппарате являются в основном положительными. За последние пять лет число пациентов, которым были проведены операции с использованием Гамма Ножа, возросло на 300 процентов в год. Также важно подчеркнуть то, что с каждым годом аппарат усовершенствуется все больше и больше, улучшаясь высокими достижениями инженерной радиационной физики, компьютеризированного планирования лечения и робототехнического контроля.

Гамма-нож является прекрасной альтернативой нейрохирургической операции на головном мозге. Хирургию с применением этого аппарата иногда рассматривают как дополнение к открытой хирургии злокачественного новообразования головного мозга. Такое оперативное вмешательство по удалению опухоли выполняется обычно нейрохирургом, и сопровождается медицинским физиком и радиационным онкологом. Использование технологии дает возможность обеспечить более низкие, чем открытая хирургия, показатели осложнении. Также следует добавить, что пропорции заболеваемости и смертности для такого нового метода как радиохирургия в Швейцарии намного ниже.

Последствия операции на системе Гамма Нож

Разрез тканей во время оперативного вмешательства не производится, потому риск возникновения каких-либо хирургических осложнений крайне низок. Нет необходимости брить голову пациента наголо. Также следует отметить отсутствие каких-либо побочных эффектов. Такой способ лечения опухоли намного короче, нежели обычные оперативные вмешательства. Операция с применением Гамма Ножа может вызывать лишь минимальный дискомфорт. Пациенту нужно пробыть в клинике всего два дня: день самой операции и ночь после неё, для проведения определенных наблюдений за состоянием здоровья. Если же говорить о традиционной хирургии, то она предполагает лечение на протяжении нескольких недель. Курс лечения Гамма Ножом завершается обычно в одну сессию. Кроме того, он очень редко занимает много времени, обычно это неколько часов. Полный эффект от процедуры можно получить на протяжении нескольких месяцев после того, как была проведена лечебная сессия. Важным преимуществом использования такого метода лечения является еще и экономия средств: лечение с применением Гамма Ножа обходится обычно примерно на 30 процентов дешевле традиционной нейрохирургической операции.

(495) 506-61-01 срочная организация лечения в клиниках Швейцарии

ЗАПРОС в КЛИНИКУ

Источник: www.rusmedserv.com

Профессор НМИЦ онкологии: Лучевая терапия балансирует между добром и злом, но альтернативы нет

Миллиард рублей Петербургский терфонд ОМС направит в 2020 году на современную лучевую 3D-терапию для пациентов с онкологическими заболеваниями. Как говорит профессор Сергей Новиков, это может на 10-15% увеличить выживаемость пациентов с диагнозом «рак». Только в Петербурге современные технологии есть лишь в федеральных клиниках.

В комплексной терапии онкологических заболеваний используются 4 метода лечения: хирургия, химиотерапия, лучевая терапия, иммунотерапия. Сейчас самое большое финансирование и все внимание брошены на лекарственную терапию. Но со следующего года грядут изменения и в лучевой. А это для Петербурга – самое больное место. 

Как говорит профессор Сергей Новиков, заведующий отделением лучевой терапии НМИЦ онкологии им Петрова, за последнее десятилетие лучевая терапия сделала большой рывок и ее стремительное развитие не останавливается. Появились новые аппараты, новые технологии, а с ними — новая идеология лучевой терапии. 

— Сергей Николаевич, правда ли, что новые технологии в лучевой терапии когда-то заменят хирургию?

— Во многих случаях это уже происходит. Например, только что мы составляли план лечения пациента с ранним немелкоклеточным раком легкого. У него нет изменений в лимфоузлах, нет метастазирования. Но его невозможно прооперировать из-за сопутствующих заболеваний (перенес инфаркт, инсульт), так что операция угрожает жизни. В этой фактически патовой ситуации лучевая терапия позволяет провести радикальное лечение — мы можем подвести чрезвычайно высокую дозу излучения на очень маленький объем тканей. И это приведет не к продлению жизни, а именно к излечению. Опухоли объемом 1-5 см мы можем облучить, избежав при этом серьезного повреждения окружающих тканей. Это называется стереотаксическая лучевая терапия или радиохирургия. 

— Вы имеете в виду лечение с помощью гамма-ножа и кибер-ножа?

— Эти технологии тоже относятся к стереотаксической лучевой терапии — гамма-нож применяют для лечения новообразований на головном мозге, а кибер-нож — для направленного радиотерапевтического воздействия на экстракраниальные опухоли (расположенные вне головного мозга). Но сейчас активно развиваются технологии радиохирургии и стереотаксической лучевой терапии на линейных ускорителях. Их преимущество в том, что это универсальные приборы: на одном аппарате может выполняться — стерео-, радио- или классическая лучевая терапия с избирательным воздействием на опухоль (обычная или 3D-конформная). У нас уже три таких аппарата, каждый из них имеет свои преимущества, а в целом умеют все. 

— Для лечения какого вида рака они предназначаются, что умеют?

— Легче перечислить, что не умеют — не умеют облучать очень много очагов в головном мозге одномоментно, в отличие от гамма ножа. Но такая ситуация — редкость, а главное, пока нет доказательств целесообразности такой агрессивной терапии, она не продлевает жизнь. 

С другой стороны, эти аппараты могут делать все в области высокотехнологичного облучения, когда требуется радиохирургия: используются в комплексном лечении новообразований в головном мозге, локализованных процессах в легких (немелкоклеточный рак), метастатических поражений легких, печени, надпочечников, костей, мягких тканей и т. д. Благодаря высокой точности направления воздействия, они незаменимы в лечении злокачественных новообразований головы и шеи. Например, опухоль языка — очень тяжелая патология, лечить ее хирургически или невозможно, или очень сложно. После операции пациента берем мы. Активно используем методы брахитерапии и стереотаксической лучевой терапии при раке предстательной железы.

Онкологи сегодня говорят, что иммунотерапия перевернула наше сознание в лечении некоторых видов рака. Но забывают упомянуть, что сочетание иммунотерапии с некоторыми видами лучевой терапии увеличивает эффективность практически в два раза. Поэтому трудно встретить протоколы лечения, в которых рекомендована иммунотерапия без лучевой терапии. 

Читайте также: Бюджет Терфонда ОМС-2020: На лекарства для онкологических пациентов — 11 млрд рублей

— Но ведь считается, что при раке предстательной железы «золотой стандарт» — брахитерапия. 

— Да, но для ослабленных и пожилых пациентов мы используем стереотаксис, потому что это неинвазивное — щадящее лечение. С моей точки зрения, пациенты с этим диагнозом должны получать прежде всего лучевую терапию, хотя на протяжении многих лет считалось, что главный способ лечения рака предстательной железы – хирургия. Но простатэктомия сопряжена с риском для жизни, с осложнениями — каждый пятый после хирургического вмешательства страдает недержанием мочи, у 70% перенесших операцию возникает нарушение эректильной функции. Эффективность хирургии, брахитерапии и стереотаксической лучевой терапии с точки зрения борьбы с опухолью одинаковая, в некоторых случаях лучевое лечение даже более результативно. Но недержание мочи после него – редкость, всего 1-2% случаев в сравнении с 20% после хирургического удаления предстательной железы и тут даже использование роботизированных хирургических методов не помогает улучшить результаты. Эректильная дисфункция, к сожалению, может возникнуть и после проведения лучевого лечения  — у 30-40% пациентов мы отмечаем снижение эректильной функции. Но, к счастью, это существенно меньше 70-80% после хирургического лечения.

— Однако по-прежнему распространен миф о том, что лучевая терапия опасна, потому что может спровоцировать развитие лучевой болезни.

— Если под лучевой болезнью мы подразумеваем то, что происходит с организмом человека, оказавшегося в эпицентре взрыва ядерной бомбы, то даже в 2020 годы лучевая терапия ее не провоцировала. Другое дело, что когда использовали большие поля для облучения, это вызывало разного рода токсичность — развивались осложнения со стороны органов дыхательной или кроветворной системы, например. Я начал работать в 1980-е, и уже тогда были разработаны методы, которые позволяли избегать фатальной или очень серьезной токсичности. Хотя какие-то неприятности от лучевой терапии были, есть и будут. Например, если мы подводим очень высокие дозы в область опухоли предстательной железы, мы можем вызвать повреждения прямой кишки, если облучаем опухоль в легких, — повреждения легких, в мозге — здоровые ткани мозга. И иногда вынуждены рисковать, потому что понимаем: другой возможности спасти человека нет. Да, бывает, лучевая терапия балансирует между добром и злом, но зачастую альтернативы нет. Например, при метастазах в головном мозге — это пациенты, которым часто  нейрохирурги уже помочь не могут, возможности химиотерапии, нередко, исчерпаны. А лучевая терапия у таких пациентов ассоциируется с 20-30% риском возникновения лучевого некроза. Но в оставшихся 70-80% случаев есть шанс, что мы поможем пациенту преодолеть на определенное время его проблемы. 

— Стереотаксическая лучевая терапия – не самая распространенная технология в Петербурге, возможности для ее применения есть только у двух федеральных специализированных клиник и у одной негосударственной. Часто ли она востребована?

— Когда у нас только появился первый аппарат для стереотаксиса, мы пролечили всего 12 пациентов. Это была, можно сказать, эксклюзивная методика — все отделение собиралось смотреть. А в этом году стереотаксическую лучевую терапию получили уже 350 пациентов, то есть около 20% получивших лучевое лечение в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова.

— Парадокс: при том, что в Петербурге можно получить самые современные виды лучевой терапии, петербуржцев направляют на лучевое лечение в клиники, в которых их нет. Более того, на 2020 год из средств петербургского фонда ОМС выделяется 1 млрд рублей на 3D-конформную терапию, выполнять которую в городских специализированных клиниках, можно сказать, не на чем. 

— Правильное лечение онкологического заболевания подразумевает использование лучевой терапии в 50-70% случаев. В пересчете на пациентов это много, учитывая, что, например, в прошлом году почти у 26 тысяч петербуржцев диагноз «рак» установлен впервые. Сегодня нижняя планка, по сути, базовый метод лучевого лечения, — 3D-конформная лучевая терапия — ниже мы не должны опускаться в соответствии с концепцией, принятой в нашей стране, а она — все ближе к той, по которой лечат рак в развитых странах. Ее повсеместное применение на 10-15% должно повысить выживаемость. 1 млрд на 3D-конформную терапию — серьезный шаг к тому, чтобы в Петербурге лечение онкологических пациентов вышло на новый уровень. 

Читайте также: Что делается в Петербурге, чтобы люди реже умирали от рака

— Только кто и на каком оборудовании будет ее проводить? В городских медицинских учреждениях нет современных ускорителей. Да и старые регулярно выходят из строя.

— Мы сражаемся за то, чтобы петербуржцы могли получать современное эффективное лучевое лечение. Но НМИЦ им. Петрова не может принять всех, хотя пока мы никому не отказывали.

Что касается стереотаксической лучевой терапии, которая есть в единичных клиниках Петербурга, мы примерно на 30% увеличиваем объемы ежегодно. И готовы взять на себя столько пациентов, сколько нужно. Поскольку у нас стереотаксическая лучевая терапия проводится на тех же аппаратах, на которых проводится и классическая, чтобы освободить их от загрузки стандартной 3D-конформной лучевой  терапией, мы приобрели еще один линейный ускоритель, на котором и будем ее выполнять.

— «Можем принять не всех» — это та самая проблема, из-за которой пациенты либо не получают эту помощь вообще, либо получают ее на аппаратах, которые нельзя отнести к современным.

— В Городском онкологическом центре в Песочном и в Городском онкологическом диспансере недостаточно современных линейных ускорителей, на которых можно проводить 3D-конформную лучевую терапию. И мне кажется, что на аппаратах, которые там есть, невозможно использовать сложные технологии, например, радиохирургическое лечение и стереотаксическую лучевую терапию.  Поэтому важно, чтобы руководители городской онкологической службы наладили сотрудничество с федеральными учреждениями, частными клиниками, которые готовы и могут помочь петербуржцам.

Конечно, нужно обновлять парк оборудования. Потому что на аппаратах 2001-2005 года, которые морально устарели, а многие уже сняты с производства, можно выполнять паллиативную лучевую терапию, использовать простые методики облучения, но современные достижения радиационной онкологии на них недоступны.  

У городских клиник есть рентген-терапия, которой, кстати, у нас нет, в онкодиспансере есть интраоперационный ускоритель, которого больше нет ни у кого в нашем городе. 

Задача — дать пациентам возможность получать все существующие на сегодня виды лучевой терапии по показаниям: простую, когда ее достаточно, сложную, когда она необходима.  Понимаете, если у мужчины выявили рак предстательной железы, и он попадает в учреждение, где нет аппаратов для проведения стереотаксической лучевой терапии, нет брахитерапии, то, на мой взгляд, он адекватной помощи в этих учреждениях получить не сможет. Потому что если будут подведены достаточно большие дозы на устаревших линейных ускорителях, серьезно вырастут осложнения, если дозы будут меньше, чем необходимы для борьбы с опухолью, то лечение не будет эффективным. Да, часть пациентов выздоровеет, но меньше, чем тот процент, который мог бы и должен был выздороветь. А пациенты, которым можно провести более простую лучевую терапию, должны лечиться там, где она есть, — нет смысла направлять их в НМИЦ онкологии. 

То есть Петербургу нужна грамотная маршрутизация. Но это очень болезненный вопрос для городских властей. Тут все должны понимать, что его нужно решать, и мы к этому готовы. 

— До сих пор федеральные клиники лечили, конечно, петербуржцев, но – по федеральным квотам. И объясняли это тем, что тарифы ОМС на лучевую терапию слишком малы. А количество квот всегда ограничено. 

— Те тарифы, что действуют в системе ОМС сейчас, рассчитаны на ту простую лучевую терапию, что есть в городских клиниках. Мы работаем в рамках программы ВМП, потому что используем технологии, которых нет в городских медучреждениях. Программа ВМП рассчитана на то, что люди могут получить помощь там, где ее могут оказать. И ее финансирование было достаточным, чтобы применять в лечении сложные технологии: закупать дорогие расходники, заниматься техническим обслуживанием оборудования. Теперь, насколько я знаю, запланированные на 2020 год тарифы петербургского фонда ОМС эквивалентны тарифам, действующим в программе ВМП. 

— На 1 миллиард рублей запланировано 4 тысячи курсов 3Д-конформной терапии. 4 тысячи пациентов ее получат – это много или мало?

— Немало, но 4 тысячи курсов это не 4 тысячи пациентов. Потому что некоторым приходится проводить их повторно. Например, прошла женщина курс терапии по поводу опухоли в молочной железе, но обнаружился метастаз в лимфоузле или в другом месте, его тоже нужно облучать. Я думаю, что это 3-3,5 тысячи пациентов.

Для сравнения: в НМИЦ онкологии в год лучевую терапию получают 2 тысячи пациентов. Приблизительно столько же — РНЦРХТ им. Гранова. Эту помощь могут оказывать в частных клиниках МИБС и есть один современный ускоритель и аппараты для брахитерапии  в ПСПбГМУ им. Павлова. То есть в городе можно выполнять лучевую терапию любой сложности. Важно, чтобы средства были потрачены на ее эффективные методы.

— Люди по-прежнему едут за рубеж, чтобы  получить лечение радиоактивным йодом. Почему в России оно до сих пор дефицитное, а в Петербурге его и вовсе нет?

— Это не сложная технология, но для ее применения у нас действуют очень строгие требования, вплоть до строительства специальных очистных сооружений. Чтобы выполнить все, что нужно по нормативам, надо выиграть большое сражение, но сначала вложить в его подготовку огромные деньги. Сейчас предпринимаются усилия, чтобы сделать наше законодательство более демократичным — смягчить требования для применения этой технологии. А мы уже фактически готовы к тому, чтобы использовать ее, даже обсуждаем возможность открытия коек для пациентов, нуждающихся в терапии радиоактивными источниками. Эта терапия — это огромная перспектива на будущее.

Сегодня это, в первую очередь, радиойодотерапия или паллиативная терапия при метастазах в кости — она позволяет сделать комфортной жизнь человека, страдающего от болевого синдрома. Это то, к чему мы уже сегодня готовы. Но есть еще много методик использования радиоактивных источников. Например, лечение препаратами, мечеными лютецием, — это широкий круг препаратов, которые избирательно накапливаются в опухоли и уничтожают ее. То есть это один из вариантов целенаправленной терапии.

— Сегодняшняя онкология построена на как можно большей целенаправленности. Часто пациенты слышат от химиотерапевтов о таргетной терапии, которая «бьет точно в цель», вы говорите о стереотаксисе… Действительно ли мы можем воздействовать на опухоль точечно, абсолютно не повреждая окружающие ткани?

— Магической пули, которая бьет только в цель пока нет. И при таргетной терапии избирательность условная, и при стереотаксическом — какая-то доза облучения все же приходится на здоровые ткани и они могут пострадать. Но все же воздействие современных лучей и химиотерапии, действительно, выигрывает в эффективности и точности направленного действия.

— Что нужно сделать, чтобы в лучевой терапии новые технологии появлялись не только в федеральных клиниках? Закупать новые аппараты?

— Я счастлив, что лучевая терапия в нашей стране начала осознано развиваться. Но это огромная машина, она не сдвинется с места мгновенно. Чтобы ее раскрутить, нужно потратить много сил и времени, грамотно использовать финансовые вложения.

То есть миллиарды сначала должны вкладываться не в оборудование, а в людей. Их нужно учить, в том числе за границей, нужно обеспечить их достойным заработком. А когда будут люди, способные работать на современном оборудовании, тогда и нужно его покупать.

 — Сколько всего аппаратов для лучевой терапии работают у вас? 

— Четыре ускорителя — от самого простого до самого сложного, и еще два аппарата  – для брахитерапии. Плюс много компьютерных планирующих систем, задача которых сделать лучевую терапию максимально точной.

© Доктор Питер

Источник: doctorpiter.ru

Новые технологии для лечения рака: гамма-нож

Лучшим аппаратом в радиохирургии называют гамма-нож – устройство, которое действует фотонами или гамма-излучением и считается лучшим в лечении заболеваний головы и шеи.

Подробно о том, как это работает и чем отличается от других радиоустановок, «Здоровью Mail Ru» рассказывает профессор Бодо Липпитц из гамбургской клиники Gama Life.

Что это такое?

Гамма-нож разработал в конце 1960-х Ларс Лекселл в Каролинском Институте Швеции. Идея заключалась в том, чтобы сфокусировать лучи от нескольких источников излучения в одной точке и таким образом достичь эффекта – удалить опухоль полностью. Гамма-нож работает так, что в одной точке сходятся лучи со 192 углов — облучению подвергается только опухоль, а окружающие ткани не затрагиваются.

Позже американский хирург Джон Адлер посетил институт, изучил эту разработку и изобрел кибер-нож. Механизм его работы похож на механизм работы гамма-ножа, но он менее точен — излучение может достичь соседних здоровых тканей. При этом кибер-нож универсален: кроме мозга, им можно лечить рак легких или печени, и в этом его преимущество. Гамма-ножом лечат злокачественные и доброкачественные опухоли головы и шеи, внутренние гематомы.

Есть еще линейный ускоритель, он создает образ, повторяющий форму опухоли, и проецирует его на новообразование. Он также менее точен, чем гамма-нож, но и более универсален: им лечат рак легких, кишечника, простаты и другие виды рака.

Несмотря на то что гамма-нож и кибер-нож – ближайшие конкуренты, до сих пор не проводилось никаких сравнительных исследований.

Гамма-нож не конкурирует с открытой нейрохирургией, эти два вида вмешательств дополняют друг друга. Им лечат малые образования, а «настоящие» хирургические операции лучше подходят для лечения больших опухолей.

Установку применяют на опухолях размером 15–18 миллиметров, реже – 20–25 миллиметров, если опухоль первичная — до 3 сантиметров.

До такого размера первичный рак будет расти долгие годы, и мозг даже сможет адаптироваться к наличию новообразования. Впрочем, как ни печально, после 3 см последствия могут наступить очень быстро.

Когда уходит рак?

Понятие «излечить» — очень сложное, подчеркивает профессор. При лечении метастазов в мозге надо помнить о первичном раке, который может находиться в других органах тела (например, в легких или груди).

При лечении первичного рака врачи добиваются того, что опухоль больше не растет. Это значит, что она не причиняет человеку вреда, и он может продолжить жить с ней.  

В случае с метастазами на полное излечение, которое наступает в 90% случаев, уходит 6 месяцев; размер определенного вида опухолей может вовсе не уменьшаться, но при этом находиться под контролем. В иных случаях на уменьшение опухоли отводят 5-6 лет.

Никто никогда не даст стопроцентной гарантии излечения — это касается не только рака, но и любой другой болезни.

Добиться контроля над опухолью удается в 85–90% случаев.

После операции пациенты с метастазами проходят обследование каждые три месяца на протяжении первых двух лет. Пациенты с первичными опухолями обследуются раз в год на протяжении 10 лет.

Излучение и безопасность

Вопрос безопасности касается в первую очередь облучения соседних с опухолью здоровых тканей.

Линейные ускорители и кибер-нож проигрывают гамма-ножу: нежелательное излучение от кибер-ножа в 100 раз больше, чем от гамма-ножа. При этом дозы излучения в обоих аппаратах очень малы.

Это как сравнивать два автомобиля с разным количеством подушек безопасности. Оба отлично справляются с защитой водителя и пассажиров, но по факту безопаснее тот, у которого подушек больше.

Химиотерапия никак не влияет на лечение гамма-ножом, пациенту не придется прерывать прием лекарств.

При этом, например, при лечении линейным ускорителем химиотерапию прерывают на весь срок радиохирургического лечения.

Как гамма-нож повлиял на работу нейрохирурга?

Липпитц рассказывает, что на путь минимизации хирургического вмешательства врачи встали в 1980-х годах. В 1990-х начала развиваться система нейронавигации. В 1980-х и в 1990-х любую опухоль можно было удалить хирургическим путем – это было вопросом сноровки. Но даже виртуозное мастерство хирурга не избавляло пациента от побочных эффектов. Популярность гамма-ножа началась в 2000-х, когда основным трендом стала неинвазивная радиохирургия. Она позволяла сократить количество побочных эффектов и избавиться от долгой реабилитации. 

Сейчас нейрохирурги думают больше о том, как провести операцию, чтобы она не повлияла на образ жизни и привычки.

Во многих случаях радиохирургии более чем достаточно для решения многих проблем, вызванных опухолями мозга, глаз, головы и шеи. 

Побочные эффекты

По сравнению с открытой нейрохирургией у гамма-ножа побочных эффектов гораздо меньше.

Мы можем говорить о локальных отеках тех областей, что соседствуют с опухолью. И разумеется, чем больше опухоль, тем сильнее может быть отек. Именно поэтому мы не рекомендуем лечить большие образования гамма-ножом, оставляя их нейрохирургам.

Отеки влияют на побочные эффекты в зависимости от области мозга. Например, может быть временное ухудшение слуха, однако его может и не быть, если воздействовали на другие зоны мозга.

Можно ли лечить детей?

По словам Липпитца, гамма-ножом можно лечить и маленьких, и очень маленьких детей. Чаще всего им требуется операция после хирургической, когда есть остаточные образования малых размеров.

Он признает, что работать с детьми сложнее из-за их подвижности. Однако в таких случаях используют общую анестезию.

В среднем европейские центры, в которых есть гамма-нож, принимают до 2020 пациентов в год.  

По разным данным, в российской клинике радиохирургии при НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко оперируют до 15 тысяч пациентов.

Источник: health.mail.ru

7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы

Инновации меняют медицину — уже сегодня существуют особо точные роботы-хирурги, диагностическое оборудование на основе искусственного интеллекта, «умные» трекеры, передающие врачам информацию о здоровье пациентов, и т.д. Когда-нибудь все эти технологии станут привычными и будут использоваться повсеместно, но пока они — прерогатива лишь научных лабораторий. Фаина Филина — советник генерального директора Международного медицинского кластера — написала колонку для «Хайтек», где разобралась в основных трендах медтеха и выяснила, на какой стадии находится их применение в России.  

Роботы-пациенты для проведения тренировочных операций

Медицина, как часто говорят сами врачи, это ремесло. Для того, чтобы быть хорошим доктором, нужно: «набить руку», получить опыт, работать с потоком пациентов, в том числе по таким случаям, как преждевременные роды или операции на сердце. Чем сложнее клинический опыт врача, тем эффективнее он будет лечить. Чтобы овладеть сложной хирургической технологией, нужно пройти десятки операций в качестве ассистента. Но есть и другой вариант — тренировка на роботизированных пациентах, цена ошибки на которых — нулевая

Современные технологии предлагают врачам целый набор реалистичных и «умных» роботов для отработки различных навыков. Есть роботы-младенцы и роботы-подростки PediaSIM канадского производства для педиатров, роботы-роженицы для акушеров, американские роботы Code Blue III для отработки навыков реаниматологов — в них запрограммированы инфаркты и инсульты.

Применяются и менее критически «больные» роботы — для тренировки стоматологов, отоларингологов, урологов, гинекологов, и т.д. Общая черта для всех роботов — стопроцентная имитация человеческих органов. Медицинская статистика, включающая специальные исследования и клинические испытания, показывает, что врачи, обучавшиеся на роботах-тренажерах, допускают меньше ошибок при реальных операциях, чем их коллеги, лишенные такой возможности.

Есть свои роботы-пациенты и в России. В Международном медицинском кластере в ИЦ «Сколково» открыт симуляционный центр, где собраны роботы-пациенты по многим важным направлениям. Их можно спасать от инсульта, делать лапароскопические и эндоскопические операции, гастроскопию, урологические и гинекологические вмешательства и т.д. Конечно, имитируется не все анатомическое устройство человеческого организма, а тот или иной орган либо же необходимые функции (дыхание, пульс и др.) — роботы в этом плане очень специализированы. Все роботы в «Сколково» российского производства (компании «Эйдос» из Казани)

Процесс «тренировки» врачей выглядит следующим образом. С помощью специального оборудования врач проводит операцию. Ощущения для рук хирурга очень похожи на реальные, как если бы это был живой человек. Робот реагирует на проведение манипуляций. В компьютере видны все жизненные показатели пациента, ведется наблюдение за ходом операции. По итогам выдается «статистика», что было сделано корректно, а что нет. Обучение на работах рассчитано на различные сроки. В медкластере планируются программы и на несколько дней, и на несколько недель — в зависимости от специализации врача.

Потренировать свои навыки на них в Международном медицинском кластере скоро смогут все российские врачи. Первый пилотный корпус медкластера построен, сдан, и откроет свои двери для пациентов и врачей в сентябре 2020 года

VR-симуляторы для врачей и пациентов

Еще один вариант тренировки врачебных навыков — это VR-тренажеры. VR-технологии больше «заточены» под пациентов. К примеру, VR-решения помогают в реабилитации людей, перенесших инсульт и другие повреждения головного мозга. Пример такого решения — Mindmaze, технология от швейцарских производителей. Она восстанавливает людям координацию движений.

Допустим, у пациента парализована левая рука. В этом случае на экран перед глазами больного проецируется изображение обеих рук, включая неработающую левую. Но в виртуальной реальности она вполне работоспособна. Пациент двигает правой рукой, а вместе с ней, пока что в виртуальности, еще и левой. Мозг постепенно «клюет» на этот обман, восстанавливая изначальный принцип работы тела и заставляя мышцы неработающей руки работать.

Существуют VR-решения для борьбы с фобиями или с фантомной болью. Это актуально для людей, лишившихся конечностей. Виртуальные очки с помощью подсоединенных к телу электродов убеждают мозг, что отсутствующие части тела находятся на месте. Устраняя тем самым страдания людей, которым и так пришлось очень нелегко.

Но есть и VR для врачей: например, VR-тренажеры для пластических хирургов. Они заранее моделируют эффект от хирургического вмешательства, выявляют сложные места, готовят врача к различным сценариям во время операции.

Уже несколько лет успешно применяется австралийская VR-система NurseSim — симулятор виртуальной реальности для медицинских сестер. С помощью этой 3D-программы на экране монитора воссоздаются все основные процедуры, которые выполняют младшие медработники. Стажер измерит виртуальному пациенту давление, сделает ему укол, укроет полотенцем — и все это с имитацией тактильных ощущений. Вплоть до того, что с помощью программы медсестра понимает, достаточно ли верно нажимает на руку пациента для проверки пульса.

«Умные» цифровые больницы

Диджитализация процессов происходит во многих сферах нашей жизни, в том числе в медицине. Больницы скоро станут «умными» и цифровыми. Это произойдет благодаря целому ряду факторов: накопленным big data, решениям, построенным на базе искусственного интеллекта, самообучающимся машинным алгоритмам для медицинского оборудования и инфраструктуры.

Пациентам предложат самые оптимальные пути лечения с минимальным присутствием в больнице и индивидуально подобранными препаратами. Причем врач будет контролировать изменение состояния пациента в онлайн-режиме — о любой опасности ему сообщит специальное оборудование (носимое устройство, трекер с функцией реагирования).

И это не далекое будущее. Это уже сегодняшний день. В Южной Корее работает полностью цифровой госпиталь Bundang, многопрофильный медицинский центр, использующий передовые медицинские технологии и методики лечения самых сложных заболеваний: онкологических, кардиологических и др. Это и хирургические роботы («Да Винчи», «Гамма-нож»), и новейшее оборудование для диагностики. Кроме того, в нем применяются различные решения на базе искусственного интеллекта.

Во-первых, собственная разработка госпиталя — информационная система BestCare с электронным архивом данных, системой передачи биометрических данных, «умными» системами принятия клинических решений и управления ресурсами. Эта система дважды получала награду за «наивысшую степень электронизации» от авторитетной американской ассоциации HIMSS, став единственным в мире медицинским учреждением за пределами США, прошедшим повторную аттестацию (в самих Штатах цифровых клиник достаточно много, среди них — Центральная больница Массачусетса в Бостоне, Стэнфордский госпиталь в Калифорнии, Клиника Кливленда в Огайо и другие). Считается, что у врача с развитием подобных технологий появится больше времени. Он займется решением сложных или творческих задач, повысит эффективность работы отделения, улучшит качество сервиса медицинской помощи, начнет научные разработки, и т.д.

Во-вторых, для пациентов в госпитале есть смарт-кровати («умные» кровати — «Хайтек»), на экране которых пациентам доступны сведения о лечении, анализах. Пациент понимает, что происходит с ним, как его лечат. Даже если рядом нет врача, он может задать любой вопрос онлайн. Есть и различные приятные мелочи, делающие процесс лечения комфортным. Например, смарт-кровать поддерживает необходимые показатели света, температуры в палате

Сейчас обсуждается концепция строительства «Цифрового госпиталя будущего» Bundang в России на территории Международного медицинского кластера в ИЦ «Сколково». Проект поддерживает Правительство Москвы и лично мэр Москвы Сергей Собянин. Госпиталь в России будет точной копией сеульской больницы, с применением описанных технологий, «умных» систем и оборудования.

Bundang — второй проект международного кластера (первый — израильская клиника Hadassah — «Хайтек»). В перспективе в кластере будет работать 10-15 зарубежных клиник с иностранными специалистами и пропускной способностью — до 300 тыс. пациентов со всей России в год.

Генетические исследования

Еще одно перспективное медтех направление — генетика. Специалисты Международного медицинского кластера полагают, что в ближайшие годы во всем мире и в России будут популярны генетические исследования, направленные на выявление предрасположенностей к тем или иным заболеваниям.

Уже в 2017 году появились и активно развиваются технологии так называемого «генетического редактирования», или, другими словами, генетической терапии. Что это дает людям? Можно брать клетки пациентов и редактировать их. Например, исследователи уже продемонстрировали, что, если взять иммунные клетки у больных с лимфомой, с помощью генного редактирования можно настроить борьбу с опухолью, ввести их обратно пациенту, добиться ремиссии (метод получил название Kymriah).

С помощью генетических скринингов уже давно прогнозируют вероятность различных заболеваний как у эмбрионов, так и у новорожденных. Так, с точностью до 95% можно выявить синдром Дауна. При этом технологии развиваются. Стартап Genomic Prediction занимается предсказанием не только вероятности заболеваний, но и роста, интеллекта ребенка: все это на основании анализа клеточного материала

Есть также скрининги для взрослых, они предсказывают более сложные диагнозы — например, риск развития сердечно-сосудистых заболеваний. Для этого достаточно анализа буккального эпителия — мазка с внутренней стороны щеки, сделанного с помощью ватной палочки.В России существуют свои национальные игроки, такие как Атлас, Генотек или же Genetico.

Носимые устройства и датчики

В последние годы в мире и в России, в частности, популярны различные носимые устройства, которые не только следят за показателями здоровья (фитнес-трекеры), но и спасают людей. Например, по данным Международной федерации диабета, во всем мире порядка 370-400 млн человек страдает сахарным диабетом. Иногда это заболевание протекает тяжело. Самый большой страх — гипогликемическая кома, критическое состояние с низким уровнем глюкозы в крови. Носимые устройства становятся незаменимыми помощниками для таких больных.

На сегодняшний день есть глюкометры, которые используют даже дети: настолько они просты в эксплуатации и не требуют специальных знаний. Например, бескнопочный глюкометр OneTouch Select Simple или Accu Check. Существуют устройства, которые передают информацию об опасных отклонениях в показателях пациента врачам. Они даже впрыскивают инсулин в кровь при необходимости. Такая система, например, разработана американской компанией Medtronic Inc.

Технологии контроля и связи с докторами применимы и для пожилых больных с соответствующими заболеваниями — например, болезнью Альцгеймера. В прошлом году Cisco Jasper и Jupl совместно создали систему мобильного оповещения mPERS для повышения безопасности и поддержания здорового образа жизни пожилых людей. В случае возникновения опасности, например, скачка давления, система сообщает об этом лечащему врачу

Печатные зубы и другое

3D-print технологии набирают обороты в медицине. На сегодняшний день самое широкое применение они получили в области производства различных протезов — суставов, пластин, замещающих кости черепа и слуховых аппаратов. Преимущества напечатанных в 3D протезов заключаются в том, что они изготавливаются на основании данных компьютерной томографии пациента, оцифрованной модели (если речь идет об аппаратах для слуха), учитывает анатомические особенности конкретного человека и лучше «приживается» в нем

Известные 3D принтеры — MakerBot и Stratasys — создают прототипы органов, костей и суставов для обучения врачей и последующего моделирования разных видов операций. С помощью этих принтеров создается лабораторное оборудование. Известный кейс — оборудование для производства препаратов для лечения артрита компании Pfizer. Принтер сканирует костные образцы, создавая их точные копии. А затем на них тестируется эффективность лекарств.

Уже печатают зубные импланты. А устанавливает их сверхточный робот. В России этими технологиями занимается компания 3Dоснова. Ученые во всем мире работают над «печатью» человеческих тканей — кожи, костной ткани, органов человека. Когда это станет возможным, лечение очень многих травм будет доступнее.

«Умная» диагностика

Известный пример «умного» диагностического робота — IBM Watson. Компьютер опирается на свою обширную базу данных, сотни тысяч медицинских документов и десятки тысяч историй болезней, и эта база постоянно расширяется и обновляется. IBM Watson используется в больницах Японии, Китая, США, европейских стран и в некоторых российских медицинских учреждениях.

Врач загружает в систему данные по пациенту, компьютер анализирует их, дает результат и свои рекомендации. При возникновении новых симптомов диагноз корректируется. Статистика уже показывает, что робот ставит правильные диагнозы на 40% чаще, чем врачи. Но врач все равно смотрит решение Уотсона, для дополнительного контроля, и принимает окончательное решение.

В России, кстати, тоже есть примеры «умных» диагностических решений. В онкологической лаборатории Unim применяется система, которая проводит исследования биоматериалов. Она опирается на «большие данные», нейросети и междисциплинарный подход.

Платформа компании Digital Pathology проверяет диагноз, поставленный пациенту, получив третье мнение, подтягивая данные по различным показателям со всего мира. К сервису имеют доступ доктора из России, Германии, США, Великобритании и других стран. В России дистанционную онкодиагностику в Unim проводят федеральные и региональные онкологические центры

Источник: hightech.fm